Офис (роман) #5 — Сплошные фейлы

Каждое утро в 5:50 звонит будильник, я ненавижу эту мелодию, хотя это лучшее, что было на моем телефоне. Звуки природы, птички, ветерок. Просыпаюсь, опять засыпаю, еще пять минут. Черт с ней с головой, пойду с грязной. Еще пять минуточек, позавтракаю на работе. Как же хочется спать! Я больше всего на свете не люблю рано вставать. Я сова, самая типичная. В час ночи ко мне приходят гениальные мысли, в полвторого я только сажусь за домашку, а в пять писят я ненавижу весь этот мир. Ну за что мне все это? Надеюсь, хоть премию дадут, изверги.

Я начинала работать в 8 утра, потом ехала в универ на пары. Я специально договорилась начинать работать пораньше, чтобы успевать к концу второй пары на аналитическую химию (анал в простонародье), где всех отмечали путем проведения контроши по материалам лекции. Поскольку на саму лекцию я не ходила, то и контроши писала в основном на двойки, но это лучше, чем не писать вовсе, ведь мало ли я не способная, но зато принесла свое тело на лекцию, присутствуют и впитываю знания. Тот факт, что приходила я только к концу второй пары, так навсегда и остался моим личным лайфхаком. Ведь я придумала оставлять свои вещи на кафедре, и в аудиторию заходить с понтом «пописать выходила».

Я вообще всегда была довольно креативна в плане подстройки своих нужд под требования разных систем, будь то школа, университет, офис. Часто таких называют хитрожопыми, а мне больше нравится термин «творческий подход». Все-таки все эти системы довольно анти-человечны. Нужно сранья куда-то переться, тебя там строят, подгоняют, обрубают, оценивают. Ты социально-подчиненная единица, должен быть вежлив, послушен и покладист. Твои права заключаются в праве поднять руку и задать вопрос, праве пересказать написанное в умной книге, праве сидеть тихо и смирно заданное время, праве делать то, что тебе говорят. Школа, университет, офис, тюрьма, свобода — лишнее зачеркнуть.

В офисе я оказалась без пяти восемь, не выспавшаяся и голодная. На голове полный крах, в животе урчит, глаза слипаются. Налила себе кофе из кофемашины, две ложки сахара, вчерашние баранки. Счастье. Хорошо еще, что мои соседи по кабинету в командировке, можно расслабиться. Телефон молчит, работа идет. Пока грузился компьютер, я переобулась в рабочие туфли — темно синие лакированные лодочки на шпильке, которые я купила по распродаже. Эти туфли каким-то чудесным образом преображали меня из домашней девочки в пробивную бизнес-леди. Для полноты образа я подкрасила губы и потренировала деловое выражение лица перед зеркалом.

«Веруся, ничего тебе не оплатят, малышка! Здесь так не приятно. Бери обычный отпуск после нг. Приходи на чай», ответила на мое вчерашнее письмо Аганесян. Вот жеж черт! От отдела кадров ничего не пришло. И завершил мои утренние весточки автоответ на мое третье письмо «Коллеги, я в отпуске, не пишите и не звоните мне до 26-го, по вопросам — к моим ребятам.» Похоже, правило трех писем придется пересмотреть. Дверь кабинета напротив зашумела, послышались женские голоса.

— Да он душка! Ты видела его усы? Шикарный мужчина.

— А какой внимательный! Сразу заметил, что я не замужем.

У меня такое ощущение, что в офисе есть всего два типа женщин — «незамужние» и «замужние, да и пофиг». Первые открыто выражают симпатию, не прочь позажигать на корпоративах, крутят с кем-то из офиса. Вторые в принципе все тоже самое, только еще вечно рассказывают страсти про своего мужа. Среди мужчин в офисе я выделила бы три категории — любвеобильные ловеласы, завидные женихи и все остальные семьянины и прочие.

В завидные женихи попадают все красавчики без бурного семейного прошлого или с прошлым, пусть даже женатые, но тогда на должностях. Они обычно как недосягаемая высота, которую пытаются многие брать штурмом. Любвеобильные часто уже не в лучшей своей форме, они тешат женское самолюбие, имеют стабильный успех у женщин, но длится это недолго, часто это уже глубоко женатые мужчины от 40 и старше. Все остальные местных женщин мало интересуют и редко становятся объектом бурного обсуждения или воздыхания.

— Доброе утро, девочки! Кофе есть?

Это было похоже на голос моего начальника, и я решительно двинулась в бой. Открываю дверь кабинета, там две кумушки склонились одна ниже другой над столом Федора Ивановича, у входа двое мужчин горячо обсуждали вчерашний матч, я поздоровалась и протянула свое напечатанное заявление на отпуск.

— Федор Иванович, вот мое заявление на отпуск.

— Да, что там? А, отпуск. Ага. Слушай, присядь. Щас.

Ему кто-то позвонил. Пока он говорил по телефону, мне показалось, что женщины на меня неодобрительно поглядывали, я постаралась прогнать эти мысли, все-таки я здесь на на конкурсе красоты, мне отпуск нужен.

— Так, Вер. Слушай, тут такое дело. Я тебе все подпишу, это без проблем. Только с одним условием. Нам уже не подходит такая работа, два часа тут, потом тебя нет. Нам нужен человек на полный день. Давай после сессии выходи по нормальному.

— Но я же учусь.

— Ты подумай, мы всегда готовы пойти на встречу, на сессию будем отпускать, можешь иногда пораньше уйти. Или хотя бы там три дня ты здесь, два там. Это еще сойдет. Но не так, как сейчас.

— К сожалению, у меня не получится.

— Ну ладно. Без проблем. Учеба это важно. Ты приходи, как закончишь, будем ждать.

— То есть мне переписать заявление? Я не поняла..

— Да, в принципе можешь и не писать. У нас срочный договор, мы просто не будем продлевать. Там узнай в кадрах, до какого он числа, я не помню.

— А, хорошо. Ну ладно, я пойду.

— Давай, удачи.

Вот так однажды я за две минуты нашла эту работу, и потом за те же две минуты ее потеряла. Что чувствуют люди, потерявшие работу? Я была в приподнятом настроении. Мне очень хотелось есть. Было немного не по себе, от того, что мои грандиозные планы на оплачиваемый отпуск так обломались, да и вообще, все пошло совсем не так, как я планировала. Только я вошла во вкус офисной жизни, и все, опять просить деньги у родителей и никакого опыта работы. С другой стороны, я совсем не так представляла свою первую работу. Студентка МГУ, отличница, умница и сидеть на телефоне? Конечно, все с чего-то начинали, но как-то обидно было осознавать, что меня не берут даже на офис-менеджера.

Я набрала домашний Грише, я ему всегда звонила часов в 9 утра, чтобы разбудить и рассказать новости.

— Халло! Доброе утро! Спишь? — сказала я.

— Ага — промычал Гриша.

— Просыпайся, уже 9.

— Угу.

— Прикинь, моя работа накрылась медным тазом! — сказала я.

— В смысле? Что случилось? — сказал Гриша.

— Ну в смысле, я дорабатываю до сессии и тютю. Им потом нужен человек на полный день, а у нас же учеба. — сказала я.

— Ну а раньше их все устраивало? Что сейчас? — сказал Гриша.

— Я не знаю. Раньше там Аганесян вроде полставки держала, еще кто-то из продаж. Может, что изменилось, — сказала я.

— Понятно. Жалко. Ну и ладно, все равно тебе там не очень нравилось. Черт с ними, — сказал Гриша.

— Да. Такие дела. Лан, мне надо отчет сдать. И я не ела еще ничего, пойду с девочками на чай, — сказала я.

— Ты только не расстраивайся! Хорошо? Я тебя лю! — сказал Гриша.

— Люстра! — сказала я и повесила трубку.

Последние дни на работе это особый кайф. Можно уже и не особо стараться, все равно будущее предрешено. Работать можно спокойно, как будто тебя все равно не могут уволить. А тебя и не могут уволить! В этом что-то есть. Вот бы всегда так себя ощущать на работе, спокойно, расслаблено, готовым забрать свою желтую пчелиную чашку, положить темно-синие лодочки в пакет для сменки, сделать всем ручкой и бывай как знали.

(продолжение следует)

Читать все главы романа «Офис»

About

No comments yet Categories: Office

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.