Жертва — агрессор — спасатель

Даже самый далекий от психологии человек, наверное, уже не раз слышал о триаде: жертва — агрессор — спасатель. Это три роли людей по одной довольно популярной теории (треугольник Карпмана). Я люблю разные теории, хотя в психологии и других гуманитарных (не точных) науках, теории и типология часто условны. Это не мешает нам взять эту рамку для развития наших рассуждений.

Давайте зададимся важными на мой взгляд вопросами и немного порассуждаем. Как вы думаете, жертва — это состояние ума или отражение объективной реальности? Вы, наверное, слышали, что если человек ведет себя как жертва, то этим он может спровоцировать нападение на себя агрессора. Это нападение может быть не обязательно из серии «маньяк в подворотне», это может быть словесная агрессия или неуважительное общение.

Это утверждение часто трактуется не совсем верно. Люди думают, что если некий индивид Ж опустит плечи, потупит взгляд, заговорит тихим голосом и внутри себя будет читать мантру «обстоятельства сильнее меня, они все такие плохие, я ничего не могу с этим сделать и проч.», то некий индивид А, заметив это, начнет акт агрессии. Рядом окажется индивид С, которому будет жалко Ж и который почувствует себя сильнее А, он встанет горой за Ж, чтобы встретиться в горячей схватке с А.

Почему я начала рассуждения с жертвы? Да потому, что именно этот поведенческий типаж чаще всего привлекает внимание людей. Жертвы вечно жалуются, плачутся всем в жилетку, устраивают публичные «пожалейте меня» ивенты, жертвы всегда на виду, их плач слышен громко на всю Ореховскую. А они — все они — такие сволочи, жизнь мне сломали, молодость мою украли, из-за них сердечко шалит и уже сегодня помирать буду, ведь деваться-то некуда. Эх, жизнь моя жестянка!

Так все-таки, давайте вернемся к вопросу. Как вы думаете, жертва — это состояние ума или отражение объективной реальности? Или и то и другое? И есть ли вообще жертвы в реальной жизни или это все сумбурная абстракция?

Начнем с определения понятия жертва в правовом поле. Я не юрист, но определю как-то так, свободным текстом, фактическую жертву как человека, пострадавшего от рук / действий / бездействия другого человека / животного или от событий непреодолимой силы (ну там, цунами и проч.). Пусть это неполно, зато понятно. А кто же такая наша с вами жертва? В психологии. Жертва в психологии — это человек, ощущающий и ведущий себя как потенциальная жертва. То есть, если вы уже пострадали от чего-то, то вы жертва фактическая, а если еще не пострадали, но ведете себя, как человек, который может пострадать, — то вы жертва психологическая, т.е. потенциальная.

Но так ли это? Может ли «жертвенное» поведение одного человека спровоцировать «агрессивное» поведение другого человека и «спасающее» поведение третьего? Или это все из серии «знать бы прикуп — жить бы в Сочи»? У вас есть знакомый, к которому постоянно цепляются гопники на улице, отбирают телефон, задирают на учебе? Такой вот ходячий магнит для агрессоров? Если у вас есть такой знакомый, то вы, вероятно, его «спасатель», защищаете его и все пытаетесь наставить на путь истинный. А что в нем особенного? Да, он просто щуплый, ходит сгорбившись, зашуганный очкастый ботаник — как-то так?

Это частое описание ситуации с точки зрения одного человека. Если мы посмотрим на ситуацию глазами другого, того самого ботаника, может оказаться, что вы в его глазах жертва, а он на коне. Или вы окажетесь агрессором. А все почему? Потому что в этой жизни все слишком относительно. И в каждый новый момент времени в новой ситуации роли и поведение, восприятие и оценка меняется. И тот факт, что у человека за жизнь было 10 проблем с гопниками на улице еще не говорит о том, что он себя ведет как «жертва». А вдруг он просто хамит людям или часто гуляем по ночам? Или просто выдумщик и фантазер?

Есть теория, согласно которой преступники и разного рода асоциальные элементы выбирают в качестве жертвы слабых и беззащитных — детей, подростков, стариков, щуплых женщин. Ведут ли эти категории людей себя как жертвы? Не думаю. Просто эти люди объективно наиболее физически и психологически слабы и не защищены. Они по своей сути — жертвы, но не по мыслям или поведению. Вероятно, что часть из них еще и ведут себя как жертвы, что возможно повышает риск оказаться в неприятной ситуации. Я не видела подобной правдоподобной статистики, поэтому придумаю свою — от поведения «жертвы» риск попасть в неприятную ситуацию повышается на 3%.

Почему на 3% и с чем это повышение вероятности может быть связано?

Для этого давайте разберемся, в чем суть «жертвенного» поведения — в корне лежит низкая самооценка, неуверенность в себе, страх конфликтов, отсутствие прочного «тыла», слабая физическая подготовка. Психологически жертва это зашуганный, забитый ребенок с низкими социальными навыками и достаточно умный, чтобы вовремя «разыграть» свой спектакль перед тем, кто сегодня назначен «защитником». Ум здесь играет ключевую роль. С одной стороны, люди быстро считывают неуверенность в поведении, пассивность, и зажатость — это может провоцировать акт агрессии. С другой — «психологическая жертва» достаточно умна, чтобы сознательно избегать реальных опасностей и зачастую за счет своих внутренних страхов бывает излишне осторожна, что понижает вероятность попадания в проблемные ситуации.

Таким образом, отвечая на вопрос, можно ли избежать проблем, если просто перестать себя вести как «жертва», я думаю, что это абсурд. Дело в том, что зачастую люди с большим желанием «спасать» или «агрессоры» без всяких жертв могут начать свою игру, а в жертву запишут или отсутствующего (сплети и обсуждение за спиной), или выдуманного, или вообще «ни при делах» человека. Замечали когда-нибудь такие интересные истории, когда люди, которых вы мельком видели и даже словом не успели перекинуться, уже успели на вас заочно наклеветать, пока другие вас же защищали. Эта история может происходить с героями фильмов или историческим личностями в среде их фанатов / антифанатов или последователей.

Жертвам почти полностью посвящена эта статья, хотя не они самый интересный элемент этой цепи, если мы до сих пор держим треугольник у своего носа. Мне кажется, что «спасатель» — это тот, на ком стоит сфокусировать свое внимание. По-моему, именно он дает 70% успеха всей этой пьесы. Он дирижер. Но он же и самое слабое звено, ведь вчерашний спасатель может в миг превратиться в агрессора. Такие быстрые метаморфозы вошли в наш язык афоризмом «от любви до ненависти один шаг». А что агрессор? Это почти всегда невротичный, крикливый, самовлюбленный, грубый, авторитарный, трусливый добряк.

А в какие игры играете вы?

 

 

About

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.